arpadhaizy (arpadhaizy) wrote,
arpadhaizy
arpadhaizy

Омериканские демократии в странах мира не работают, или Почему Бирма так и не стала Мьянмой

Оригинал взят у mamlas в Омериканские демократии в странах мира не работают, или Почему Бирма так и не стала Мьянмой
Ещё выборы в Вост. Азии

Идеальный провал
Дмитрий Косырев о том, как Бирма не изменилась / декабрь, 2016

Лауреат Нобелевской премии мира правозащитница Аун Су Чжи возглавила Бирму год назад. ©

По теме: Американский империализм. Бирма, 1951-1967 | Кто такие рохинджа?


Аун Су Чжи

Что изменилось за это время?

Дело было год с лишним назад в Рангуне (который нам положено теперь [декабрь 2016 года] называть Янгоном), в стране по имени Бирма (которую нам следует называть Мьянмой). Беседуем с дипломатическим источником, желающим оставаться неизвестным. Который говорит:

— Да не только мы, а все азиатские соседи уже который год говорили бирманским военным: рискните, дайте бабушке Аунсановне максимум власти через народное волеизъявление. И она через пару лет либо завалится, либо станет вашим лучшим другом. Заодно и санкции отменят. Военные в итоге послушались, вот скоро и посмотрим на результат...

"Бабушка Аунсановна" — это нобелевский лауреат (номинация "Премия мира") Су Чжи, 71 года, дочь "отца бирманской независимости", национального героя Аун Сана. Правозащитная икона для всей западной цивилизации, жертва военного режима (сидела годами под домашним арестом), гроза злых диктаторов, угнетающих собственную страну. "Герой нашего времени" по версии журнала "Нью Стейтсмен" и т.д.

С тех пор прошел год. Если кому-то нравятся точные даты, то в ноябре сначала подводили итоги выборов, потом — в декабре и последующие месяцы — давали Су Чжи ее нынешние титулы, сводящиеся к тому, что она одновременно как бы премьер-министр (государственный советник) и министр иностранных дел... Так что сейчас каждый день — годовщина. Что изменилось?

В США всем было не до славной бирманской даты, поскольку речь идет о годовщине 8 ноября 2015 года, когда партия Су Чжи одержала грандиозную победу на всеобщих выборах в стране (зловещая диктатура с 1990 года лишала 53-миллионный народ такого праздника демократии).

Но 8 ноября 2016 года американцам было точно не до Бирмы — то был День Трампа. Однако СМИ в Азии очень даже эту годовщину заметили и написали: провал. Провал даже не самой Су Чжи, а модели, которая считалась универсальной и эффективной: стоит только найти ослабевшей азиатской диктатуре правильного прозападного лидера, надавить на злодеев с помощью санкций — и страна маршем пойдет к счастью. Вот эта модель и провалилась.

В гонконгской газете "Саут Чайна морнинг пост" весьма уважаемый специалист по бирманистике Бертил Линтнер констатирует: перемен в стране никаких, Су Чжи и ее партия потеряли поддержку национальных меньшинств и "прогрессивных бирманцев". Получается, что "было намного проще быть героиней демократии, чем управлять страной, раздираемой десятилетиями гражданской войны и этнополитической борьбы". И нечего кивать на то, что былые правители, военные, по Конституции сохранили ключевые позиции. Дело в том, что, столкнувшись с реальностями управления, и сама Су Чжи по основным вопросам разделяет их мнение.

Самый интересный здесь сюжет — абсолютно "косовский": это ползучая оккупация земель некими рохинджами (это мусульмане, пытающиеся заселить буддийскую страну). В целом они из Бангладеш, хотя происхождение этой народности — вопрос сложный. Истории этой уже несколько десятилетий. И трудно представить, как местные жители этих оккупантов ненавидят. Так вот, в последнее время западные СМИ если вообще еще упоминали Бирму, то именно в связи с рохинджами. Попросту говоря, идея была в том, что бирманцы обязаны были себя вести как "правильные" европейцы — радоваться толпам мигрантов. Но не радуются (как, впрочем, и европейцы тоже), и нобелевский лауреат ничего здесь не меняет. Потому что скажет что-то не так — и потеряет вместе с партией всю оставшуюся поддержку.

Аналогичный случай — по буквально всем прочим сюжетам на тему "что не так в стране". Оказалось, что хотя военные были и остаются, прямо скажем, не лучшими правителями, но по ключевым вопросам они исходили из той реальности, которая в стране есть. И самое умное, что могла сделать Су Чжи,— это не спорить с ними.

Кто-то может вспомнить, что лично Барак Обама и Хиллари Клинтон активно посещали Бирму, хотя есть множество стран, до которых у них руки не дошли. Агитировали за Су Чжи, встречались с ней, обсуждали снятие санкций после "установления демократии". Дело, конечно, было не только в очередной операции по навязыванию какой-то стране "своего" правителя. Бирма стратегически важна, поскольку она дает выход Китаю к Индийскому океану. И Китай очень даже дружил с прежними правителями страны, а США очень даже поощряли там создание всяких антикитайских фондов, допустим, "зеленых", протестовавших против сооружения там китайцами электростанций.

Оппонировать власти и владеть ею — задачи разные. С первой госпожа Аун справилась на Нобелевскую премию. Вторую, похоже, не одолела

И что же? В качестве министра иностранных дел Су Чжи посетила и Китай. Заодно ознакомилась с масштабами экономического взаимодействия двух стран и поняла, что если ей хочется роста экономики (а он при военных и под санкциями был!), то надо быть вежливой с Китаем. В Пекине на эту тему высказываются осторожно, но и так видно, что ради Обамы и даже ради шедшей к власти Клинтон в течение истекшего года Су Чжи не пыталась отказываться от связей с Китаем.

Есть в мире страны, играющие роль весьма поучительной политической модели, Бирма — одна из лучших таких моделей. Она учит нас тому, что правозащитники могут быть замечательными и яркими людьми, они даже в какой-то момент бывают очень популярны у избирателя. А избиратели всегда хотят улучшений и перемен, желательно к лучшему, поэтому часто голосуют за тех, кто ярко критикует власть. Но одно дело популярность, другое — способность управлять страной. Бирманцы любят Су Чжи, они были очень недовольны, когда ее преследовали военные. Их голосование год назад можно было бы описать так: пусть "бабушка Аунсановна" займет самое почетное место в стране, пусть ее больше не обижают, и — в последнюю очередь — пусть она там, наверху, разберется во всем. Вот, разобралась. Результат известен.

Год назад по поводу выборной победы Су Чжи я писал следующее: "Если в Бирме не произойдет какого-то взрыва, то можно прогнозировать довольно длинный период, в течение которого победившим на выборах демократам будут предоставлены все возможности совершить все мыслимые ошибки и исчезнуть с местной политической сцены... Стране от этого лучше не станет, но, видимо, это неизбежный и необходимый для нее опыт". Хорошо делать точные предсказания.

Ну а писать сейчас о том, что прошла эпоха насаждаемых из-за рубежа правозащитных "икон" во главе местных правительств, что именно Су Чжи может оказаться последним таким экспериментом, что сейчас Америке и Европе не просто не до них, а они сами переживают всеобщий выборный "трампопад", и уже их собственные "аунсановны" уходят, а приходят совсем другие люди... Это как-то даже чересчур очевидно.

Дмитрий Косырев
«Коммерсантъ Огонёк», №49, стр. 22, 12 декабря 2016

Tags: мьянма
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments