arpadhaizy (arpadhaizy) wrote,
arpadhaizy
arpadhaizy

Таможенная кинология (окончание)

Оригинал взят у p_balaev в Таможенная кинология (окончание)
        В возрасте 11 месяцев Аза была к работе готова.    Я повел ее на таможню.   Сука была не выдающихся размеров, но довольно крупная. 74 в холке. Да еще массивная. И шерсть хорошая, т.е. впечатление было от нее  внушительным.
        Волкодавы вообще  одной своей внешностью людей пугают.  А вы видели когда-нибудь ласковую,  игривую кавказскую овчарку?   К моему огромному облегчению, когда я привел ее в таможню,  началось  настоящее шоу.  Аза была подхалимкой невероятной.   Сначала она была привязана за батарею в моем кабинете.   Стали приходить визитеры, особенно женщины из бухгалтерии,  и читать мне нотации насчет того, что я мучаю собаку, привязав ее.  Видите ли,  бедная Азочка страдает на привязи.  Она наркотики в страну не пропускает , а хозяин над ней издевается.   Стоило мне только отлучиться из кабинета, как обязательно кто-нибудь забежит и поводок отстегнет от ошейника.  Ходишь и ищешь ее по всему большому зданию таможни, по всем 4-м этажам.
       Особенно она любила прятаться от меня в отделе кадров, в валютном отделе и в бухгалтерии. Там почти одни женщины работали. У женщин всегда есть пирожки и пирожные.  Доходило до того, что ее женщины от меня прятали сами.  Кавказскую овчарку.  Она стала любимицей всей таможни  буквально за несколько дней.
      Такой же эффект был  при работе в зале таможенного оформления пассажиров.   Никакой отрицательной реакции.  Нет, были, конечно,  редкие протесты со стороны особо раздражительных, что кавказская овчарка по залу гуляет без поводка и может покусать кого-нибудь.   Но в ответ им сами  граждане, пересекающие таможенную границу, отвечали, что  их стоит покусать за склочность.
      После первых дней работы доброжелатели настучали в ДВОТ,  главному кинологу, что я притащил кавказца, а кавказец-то у меня ничего и не ищет. Просто шляется среди людей и жрет колбасу с рук.
       В принципе, в 1999 году на российско-китайской границе уже и искать особо нечего было.  Отечественные наркоманы уже перешли с эфедрина на героин. А героин шел не из Китая. А из других мест. Да и в самом Китае контроль за наркотой усиливался. Годы дикого НЭПа там проходили.
        Таможенное начальство стало меня проверять.  Приезжали, делали закладки с эфедрином в разных местах. Аза без всякой команды их находила.   Сам процесс  нахождения выглядел необычно. Кавказцы – достаточно ленивые собаки.  Лишних движений предпочитают не делать.  Аза не носилась, обнюхивая  местность, а просто лениво, вразвалку шла сразу к месту закладки. Слегка там царапала лапой и садилась на хвост, ожидая, когда я ей дам за это печенье. Печенье у нее котировалось наравне с мясом.
       Натаскивалась на эфедрин, но искала вообще все таблетки, как и Ганс.   Проработать мне с ней пришлось недели четыре  всего.    За две недели – 2 обнаружения сильнодействующих веществ. Одно – мазиндол. Второе – полкило эфедрина.  Таких результатов за четыре недели работы не давал и не дает ни один кинолог.
         Дальше начались перемены в моей службе. Правоохранение таможни переходило под погоны.  Старые отделы по борьбе с контрабандой наркотиков и по борьбе с таможенными правонарушениями были ликвидированы.  Создавались оперативно-розыскные отделы.  Весь старый состав, бывшие менты, грушники, уволились. Потому что переход под погоны грозил им потерей  военной пенсии (они все пенсионерами были).    Пришли в ОРО молодые ребята по протекции зама по кадрам.  У них началась своя кухня.  Из ОБКН остались мы с Леной Феоктистовой. Мы еще пенсионерами не были. У  Лены муж был сотрудником ФСБ, поэтому ее сократить не решились сразу.  У меня блата не было. Меня вывели за штат.
    Кинолог в ОРО был не нужен.  Но я и в ОБКН кинологом не был. Я был старшим инспектором.  Собака – в нагрузку.  Меня должны были и так зачислить  в штат ОРО. Автоматом.
      Но если есть возможность кого-то сократить и взять на его место блатного…  Очень некрасивая тогда ситуация была.   Я особенно сильно не беспокоился, начальник таможенного поста «Сосновая падь» давно уговаривал меня бросить это правоохранение к чертовой матери и пойти к нему в оформление.  Но выглядела ситуация оскорбительно.
       Действовали на нервы разговоры в моем присутствии о том. что оперативно-розыскная деятельность – штука серьезная, поэтому нечего в ней делать собачнику с ветеринарным образованием.  Демонстративно такие разговоры велись в моем присутствии. Особенно старалась  заместитель начальника таможни по экономике. 
  Самое смешное, если мое ветеринарное образование не подходило для ОРД, то каким боком оно подходило у выпускников военного училища и пединститута?!
         Ладно. Я согласился, что меня нужно сократить, как только истечет срок нахождения за штатом.  И занялся только собакой.  Остальное всё, что добровольно на себя взвалил, я перестал делать.   А делал я половину всей переписки, отчетов и делопроизводства  вновь сформированного отдела. Вторую половину делала Лена Феоктистова.
         Через  пару недель  у начальника отдела начались неприятности. Лена Феоктистова заявила, что она тоже оперативник в штате  (она вообще была классным оперативником, на пенсию ушла полковником, женщины тоже могут быть оперативниками), а не делопроизводитель, поэтому то, что она делала, она и будет делать, а часть Балаева пусть берет кто-то другой.  Пробовали взять.  Косяки в отчетах,  информационные справки в идиотском исполнении,  переписка в анекдотическом виде, масса претензий со стороны отдела документационного обеспечения…  Блатным вообще тяжело, если на них никто не пашет.
        В результате я был зачислен в штат ОРО в должности старшего оперуполномоченного.  Присвоили мне звание лейтенанта.  В 35 лет я снова стал лейтенантом.
    Потом стал оперуполномоченным по особо важным делам, потом – старшим оперуполномоченным по особо важным делам, начальником оперативно-розыскного отдела, заместителем начальника таможни по правоохранительной деятельности.
         А та заместитель начальника таможни, которая  считала, что ветеринар не может быть оперативником, у меня попала.  Нет, я не из чувства личной неприязни  возбудил  уголовное дело в отношении ее мужа, организовавшего преступную группу с целью контрабанды леса.  Просто мне «лесную тему»  дали в обязанности.  А жена пыталась мужа прикрыть, влетела у меня так, что из таможенных органов вылетела, как пробка.
    Вот так вот. Завтра покажу фото моего нынешнего кавказца, Шамиля. 

Tags: СОБАКИ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment